Джон Хартфилд
John Heartfield
Helmut Herzfeld
 
БИОГРАФИЯ - РАБОТЫ ДЛЯ ТЕАТРА И КИНО - АФИШИ - ПЛАКАТЫ - КНИЖНАЯ И ЖУРНАЛЬНАЯ ГРАФИКА - ЛИСТОВКИ - СТАТЬИ - КИНО - БОРЬБА ПРОТИВ ФАШИЗМА
 
01
Используйте фото как оружие
02
03
04
05
06
07
08
10
11
12
13
14
15
   
 
В поисках стиля
 
Общество, художник, коммунизм
 
Плакаты - часть 2
 
Эмиграция и возвращение
 
Наша дружба
 
Плакаты - часть 3
 
 

Д
Е
Л
А
Т
Ь

"ДАДАИСТЫ признают
в качестве своей единственной программы обязанность ДЕЛАТЬ современные СОБЫТИЯ, независимо от времени и места, СОДЕРЖАНИЕМ своих картин".

Эта фраза - из каталога "Первой международной дада-ярмарки", прошедшей в Берлине в июне 1920 года.

В числе тех, кто принадлежал к ДАДА - Тристан Тцара, Ганс Арп, Рихард Гюльзенбек, Курт Швиттерс, Георг Гросс, Макс Эрнст...

Одним из активных участников ДАДА в Германии был Джон Хартфилд.

ОДНАКО очень скоро он не просто стал делать содержанием своих работ современные события, а попытался заставить свои работы "делать" современные события.

Хартфилд стал одним из величайших представителей ангажированного искусства. Правда, в отличие от многих других и часто талантливых художников, поэтов, писателей, его ангажированность определялась не размером гонораров, а убеждениями.

Быть ангажированным - значит, быть приверженным какой-либо идее, быть вовлеченным в политику на стороне какой-то политической силы, быть участником политической борьбы.

Невмешательство - тоже одна из форм участия. И тоже на чьей-то стороне.

В
Ы
Б
О
Р
"Мы неимоверно много спорили об искусстве, и всегда применительно к политике. При этом мы пришли к мнению, что современное искусство должно стать средством классовой борьбы, если оно вообще хочет представлять собой хоть какую-то ценность."
Эрвин Пискатор.

В 1918 году Хартфилд вступил в Германскую компартию, делал обложки коммунистических журналов, брошюр, плакаты, оформлял листовки.

Через несколько лет он выступил против главного врага - вождя национал-социалистов. Маленький человек против Гитлера.

Выбор был невелик: либо против Гитлера (значит, с коммунистами), либо за Гитлера (вместе со штурмовиками), либо молчать, приспосабливаться и пытаться выжить.

Еще была была возможность эмигрировать. В крайнем случае.

... конечно, можно было, "специализироваться", например, на историях о любви, но в тоталитарном государстве на первом месте любовь к тоталитарной родине и ее вождю. А все остальное подчинено этому.

... конечно, можно было, "специализироваться" на пейзажах, но городские виды нарушали костры из книг, а сельские виды - концлагеря.

... Хартфилд, конечно, мог заняться рекламой, но что ему пришлось бы рекламировать - новые модели танков, истребителей, линкоров или фасоны черных рубашек? Его это не интересовало.

... конечно, в Германии были еще и социал-демократы, но... об этом отдельно.

Если творческий человек хочет не только отображать жизнь и получать аплодисменты и восторги слушателей, зрителей, читателей, а также гонорары издателей, но хочет еще и сказать что-то важное своей публике, аудитории - влиять на них и создавать жизнь, то обязательно ли было быть для этого членом партии?

Вообще-то не обязательно.

Обязательно ли становиться на чью-то сторону? Может быть правильнее оставаться "над схваткой"?

Трудно сказать. Но...

Можно ли находясь в схватке, остаться "над ней"?

Вопрос риторический.

Конечно, аналитик, называющий себя "нейтральным" и "объективным", остающийся "над схваткой", рассуждая о том, что происходило в Германии, может сказать , что с одной стороны убивали коммунистов и евреев и вообще преследовали всех недовольных, но зато с другой стороны поезда ходили по расписанию и происходил рост экономики.

Однако подобные рассуждения являются свидетельством не объективности, а признаком глупости, невежества и цинизма.

Во всяком случае Джон Хартфилд, Георг Гросс, Эрвин Пискатор, Бертольд Брехт, Курт Тухольский, Эрнст Буш и многие другие понимали, что антитезой фашизму является коммунизм Эрнста Тельмана, Георгия Димитрова и, естественно, коммунизм СССР.

Коммунизм Сталина?

Другого в то время не было.

ОДНАКО, эмигрировав в конце концов из Германии, и Хартфилд, и Гросс, и Брехт выехали не в СССР, а в США, Англию, Швейцарию. Да и там их встретили настороженно.
А после окончания войны не все и не сразу вернулись в Восточную Германию. Что-то их удержало или задержало...

Главным врагом Хартфилда был фашизм. Именно поэтому главными персонажами его работ являются вожди немецкого рейха - Гитлер, Гиммлер, Геббельс, Муссолини.

Но еще и те, кто с ними. Точнее - те, кто стоит ЗА ними - крупный капитал, военщина, буржуазные политиканы.

Хартфилд вступил в политику в то время, когда о Гитлере еще никто и ничего не знал. Война, революция и желание делать по-настоящему современное искусство привели его в партию.

О
Р
У
Ж И
Е
Перед нами стоит только одна задача:
всеми средствами, осознанно и последовательно, ускорять распад культуры эксплуататоров.
Всякое безразличие - контрреволюционно.
Всякое безразличие - контрреволюционно.

Всякое безразличие - контрреволюционно

 

Джона Хартфилда считают (и с достаточными основаниями) выдающимся мастером фотомонтажа.

Профессионал искусствоведения с удовольствием расскажет что-нибудь о выразительности, композиции, творческом своеобразии, манере, динамике, экспрессии.

Непрофессионал скажет коротко - это круто. Это просто, ясно, понятно и сильно. Посмотришь на плакат и сразу ясно, что он хотел сказать.

Впрочем, надо заметить, что НАШЕ восприятие этих работ из ХХI века совсем не такое, как у немцев, живших в Германии 20-30-х годов ХХ века. Им был понятен контекст, подтекст, они владели ситуацией и темы, которые выражены в плакатных образах для них были, не "на слуху", а "на глазу" (так, наверно, стоит говорить об изобразительном искусстве). Все это было рядом каждый день.

К работам Джона Хартфилда трудно отнести слова "плакатный герой", потому что персонажи его плакатов - не символические схематичные фигуры, а живые образы. А часто и реальные люди.

Позиция Хартфилда выражена откровенно и ясно. Если это враги - то они звери и мерзавцы, если друзья и единомышленники, то они либо герои, либо борцы. Иногда жертвы.

Иллюстративность, схематичность, прямолинейность в выражении идей, чувств? Возможно.

Но хотел ли Хартфилд, чтобы мы что-нибудь "додумывали", "домысливали"? Вряд ли. Скорее, можно предположить, что он пытался "заразить" своих современников своим отношением к событиям и действующим лицам. А четкость и ясность отношения Хартфилда к тем, кого он изображает на своих плакатах видны невооруженным глазом.

Сравните работы Хартфилда с работами, скажем Г.Гросса и А.Будаева (в этом же разделе нашего агитмузея).

У Будаева вы увидите скорее всего иронию, у Гросса - злость и презрение. У Джона Хартфилда - ненависть.

Можете сравнить еще и с Ильей Глазуновым, который тоже творит что-то на политические темы.

Специфика работ Хартфилда (и это часто не учитывается) в том, что большая их часть создавалась не на века и не потому, что он просто стремился выразить свое мнение, свою гражданскую, политическую позицию ("Не могу молчать", - писал Лев Толстой).

Поводом для создания многих плакатов были конкретные и актуальные события - поджог Рейхстага, выборы, убийства, война, заявление политиков... Можно сказать, что это были плакатные комментарии к современной истории Германии и Европы.

И еще - часто это были работы "заказные". Не в том смысле, что Хартфилда просили обличить или "восхвалить" кого-то или что-то. Скорее, его просили высказаться о чем-то или о ком-то. И "заказчик" знал, что в позиции автора сомневаться нет нужды, а уж форму выражения он найдет сам.

Многие фотомонтажи Хартфилда существовали в двух вариантах: один - в виде самостоятельного плаката или листовки, другой - на обложке или в виде отдельной страницы-плаката в журналах компартии.

Профессиональный рекламист сразу поймет - разная аудитория, разный способ распространения, разный формат, разная ситуация восприятия. Отчасти именно этим объясняется комбинирование фотоизображения и текстовых комментариев к нему.

Плакат в журнале - это работа, которая призвана жить не века, а до следующего журнального номера. Задача журнального плаката - откликнуться на что-то только что случившееся, на что-то происходящее прямо сейчас. И, конечно, плакат вынесенный на обложку - это еще и реклама издания.

И, разумеется, создатель политически ангажированного плаката предполагает, что он будет служить не украшением кабинета или клуба (то есть выступать как элемент дизайна, создающий настроение), а будет иметь агитационный или пропагандистский эффект - вызывать чувства, пробуждать эмоции, побуждать к действиям.

Прикладные работы? Именно так! Прикладное политическое искусство. Пропаганда и агитация.

 

ПЯТЬ ТРУДНОСТЕЙ ПИШУЩЕГО ПРАВДУ:


Каждому, кто в наши дни решил бороться против лжи и невежества и писать правду, приходится преодолеть по крайней мере пять трудностей. Нужно

обладать МУЖЕСТВОМ, чтобы писать правду вопреки тому, что повсюду ее душат,

обладать УМОМ, чтобы познать правду вопреки тому, что повсюду ее стараются скрыть,

обладать УМЕНИЕМ превращать правду в боевое оружие,

обладать СПОСОБНОСТЬЮ правильно выбирать людей, которые смогут применить это оружие, и, наконец,

обладать ХИТРОСТЬЮ, чтобы распространять правду среди таких людей.

БРЕХТ


Жизнь Джона Хартфилда сложилась так, что у него не было времени (а может желания) давать интервью и писать мемуары. В предвоенные и военные годы, да и потом было не до того.

Основным источником информации о Джоне Хартфилда стал для нас его младший брат Виланд, который руководил работой издательства "Малик" и написал великолепную книгу о своем брате - его детстве, учебе, творчестве и взглядах. Большая часть изобразительного материала - также из этого издания.

Виланд Херцфельде был не только издателем и поэтом, но и одним из участников берлинской группы ДАДА, работа которой была ярким, но коротким и не определяющим творчество Джона Хартфилда эпизодом. Об этом он тоже рассказывал.

И, разумеется, активными участниками этой боевой творческой антифашистской "бригады" были художник Георг Гросс и театральный режиссер Эрвин Пискатор.

Они познакомились, подружились и каждый своими собственными работами боролись против общих для них врагов - национал-социализма, капитализма, тоталитаризма.

Оружием Гросса были рисунки, Пискатора - спектакли, а Хартфилда - фото.

В общем-то их история - это история группы молодых ребят, которые прошли через войну и "благодаря" этому политически повзрослели, революция в России и Германии подтолкнула их к выбору позиции в жизни и творчестве, они "переболели" ДАДА - как отрицанием современного им искусства, осознали его суть как буржуазного, фальшивого, продажного и вернулись к новому реализму, который для них заключался не столько в форме, сколько в содержании тех работ, что они делали. И это содержание определялось словами политическая борьба.

И, кстати, в те годы - это действительно было главной темой для настоящего искусства.

П
О
М Н
И

Важно не как можно что-либо выразить, то есть важна не форма, а важно, что ты хочешь выразить, важно содержание.

ДЖОН ХАРТФИЛД

 

>> Джон Хартфилд - Детство, учеба, война. <<

 
ИСПОЛЬЗУЙТЕ ФОТО
КАК ОРУЖИЕ
   
   
   
   
::: АGITCLUB ::: АГИТМУЗЕЙ ::: АГИТАРТ ::: ДЖОН ХАРТФИЛД - JOHN HEARTFIELD :::