Мартин Лютер Кинг

РАВЕНСТВО — СЕГОДНЯ:
ПРЕЗИДЕНТ РАСПОЛАГАЕТ НЕОБХОДИМОЙ ВЛАСТЬЮ

 

РАВЕНСТВО - СЕГОДНЯ:
президент располагает необходимой властью

Нынешнее правительство (правительство Д. Кеннеди) может оказаться первым за сто лет американской истории, усвоившим радикально новый подход к вопросу о гражданских правах.
Начать, однако, надо с твердого убеждения, что сам принцип не вызывает более сомнений. Прошло время, когда можно было терпеть злобную и бесчеловечную оппозицию по вопросу, определяющему жизнь 20 млн. темнокожих американцев.
Мы не подвергаем более обсуждению преимуществ демократии перед монархией, мы не позволили бы хулиганствующим роялистам терроризировать наши крупнейшие города или законодательные собрания штатов. Мы должны решить, что новой эпохе должно быть присуще и новое мышление.
Если мы окажемся неспособными к этому позитивному решению, просыпающийся мир придет к выводу, что мы в моральном и политическом отношении — ископаемое государство, и никакие потоки холодильников, автомашин и цветных телевизоров не омолодят нашего облика.

Второй элемент нового подхода состоит в том, что правительство должно осознать — в его распоряжении достаточно сил, чтобы провести страну через ожидающие нас изменения. Нестерпимо медленное продвижение в области гражданских прав не в меньшей степени вызвано наложенными правительством на свои же собственные действия ограничениями, чем оппозицией сегрегационистов.

Если мы суммируем все сделанное за последние тридцать лет судебной, исполнительной и законодатель ной властью и сравним это с тем, что требуется для радикальных изменений, окажутся неизбежными два удивительных вывода.

Первый состоит в констатации безнадежной неудовлетворительности принятых мер — плачевно недостаточных по масштабу и ограниченных по замыслу. Второй вывод вызывает еще большую тревогу. Действия федеральных властей не только неудовлетворительны; рассмотренные как единое целое, они, оказывается, сами же сводят себя на нет. В 1954 г. Верховный суд объявил неконституционной сегрегацию в школах. Тем не менее с тех пор федеральными исполнительными органами и по федеральным планам ежегодно ассигновывались миллионы долларов на учебные заведения, продолжающие попирать решение Верховного суда.

Федеральное правительство, далее, собирает налоги со всех граждан, негров и белых, я обязано по конституции использовать эти деньги для их общего блага; однако же миллиарды поступивших по налогам долларов идут на программы строительства жилищ. На сооружение больниц и аэропортов, где заведомо и открыто практикуется дискриминация. Фирмы, либо совершенно не принимающие негров на работу, либо дискриминирующие их, получают ежегодно миллиарды по правительственным контрактам. Федеральное правительство допускает выборы законодательных собраний, невзирая на тот факт, что миллионы негритянских граждан не принимали в них участия. Оно непосредственно нанимает в свои министерства и ведомства миллионы людей; но практика приема на работу, особенно в южных штатах, пронизана расовой дискриминацией.

Количество подобного рода примеров можно увеличить во много раз.

Ужасающая правда состоит в том, что, хотя правительство и предпринимает вялые и бессистемные шаги к достижению равных прав для всех граждан, в повседневной своей деятельности, охватывающей колоссальные экономические и социальные сферы, оно прямо или косвенно участвует в отрицании этих прав. Мы должны взглянуть в лицо тому трагическому факту, что имению федеральное правительство делает крупнейшие в стране капиталовложения в расовую сегрегацию. Поэтому первой заботой федеральной администрации должно быть тщательное рассмотрение своих же собственных действий и принятие твердой программы немедленной ликвидации всех следов федеральной поддержки или ответственности за дискриминацию. Такая программа должна включить не только фронтальную, приносящую немедленные плоды атаку, но и косвенное воздействие на весь народ для разъяснения и побуждения его, особенно на глубоком Юге, к массовому сопротивлению дискриминации...

В недавней истории есть внушительный прецедент массовой мобилизации, проведенной правительством для создания новых условий. Вследствие экономического кризиса начала 30-х годов федеральное правительство той же партии, к которой принадлежит и президент Кеннеди, стало проводить фундаментальные изменения в области экономических отношений.
В сфере их воздействия оказался каждый американец. В поразительно короткий период цены были отрегулированы на новом уровне, созданы страхование от безработицы, организации помощи потерявшим работу, запланированы и осуществлены общественные работы. Немедленно были введены в действия правила, регулирующие банковское дело, биржу и денежный рынок. Возникли законы в защиту профсоюзов и правительственные организации для проведения в жизнь трудового законодательства. Наряду с этим широким наступлением на депрессию происходила разъяснительная кампания. Целью ее было облегчить изменения в общественной психологии, необходимые для одобрения столь основательных альтернатив старым формам мышления. Страна, где пять лет назад федеральное вмешательство в любую область рассматривалось как коллективизм или социализм, совершила поразительно быстрый переход к поддержке новой роли правительства, признав ее соответствующей нуждам момента и вполне оправданной...

Учитывая этот опыт, правительство доброй воли, искренне желающее удалить расовую дискриминацию из жизни Америки, смогло бы добиться своей цели, мобилизуя огромные возможности всех своих ведомств и используя их в тех областях, где возникает эта проблема.

А жизненно важных областей, где президент мог бы осуществить эффективные меры, насчитывается по крайней мере три.

Во-первых, это область законодательства.
Президент мог бы, несмотря на оппозицию Юга, развернуть наступление за принятие далеко идущей законодательной программы. При решительной позиции президента большинство обеих палат можно было бы склонить к принятию сажных законов. Целеустремленное руководство партии, располагающей большинством голосов, в силах повлиять на колеблющихся и ускорить конец политической карьеры или привилегий тех, кто проявит несговорчивость. Президент сможет повлиять на конгресс, если, преисполненный духом борьбы, он обратится к народу за поддержкой, примеры которой уже не раз встречались в прошлом.

Пример той сферы, в которой энергичный президент сможет эффективно повлиять на конгресс, представляет собой регистрация избирателей. Комиссия по гражданским правам установила, что для «многих американских граждан-негров оказывается трудным, а часто и невозможным принять участие в голосовании». Она пришла к выводу, что происходит это из-за юридических помех и административных препон, а также в результате страха перед экономическими репрессиями или физическим насилием. По-настоящему решительный президент должен страстно и неотступно бороться против этого постыдного положения. Он должен принять сделанное Комиссией по гражданским правам еще в 1959 г. предложение о назначении федеральных регистраторов для обеспечения права на голосование и вести кампанию на Капитолийском холме и в народных массах, пока конгресс не начнет действовать. У него должно также хватить смелости настоять на том, что в соответствии с четырнадцатой поправкой к конституции представительство штатов в конгрессе должно быть сокращено с учетом числа граждан, не допущенных к голосованию по расовому признаку.

Это должно помочь нам уничтожить пораженческую психологию, порождаемую союзом диксикратов и северных реакционеров в конгрессе. Такой союз, обладавший еще большей силой, не помешал принятию ряда законов, несколько ослабивших глубоко укоренившуюся в Америке расовую дискриминацию. Нужны лишь руководство и решительность, но именно их то в последние годы и не хватает.

Вторая область, где президент может сделать значительный вклад в ликвидацию расовой дискриминации,— это область убеждения...
Личное поведение президента воспитывает и оказывает влияние на народ. Если бы президент объявил, что отказывается участвовать в деятельности любой организации, практикующей сегрегацию, он подал бы американцам всех возрастов ясный, простой и легко усваиваемый пример.

Были бы крайне полезны конференции негритянских и белых лидеров в Белом доме. Президент сослужил бы огромную службу, создав каналы связи между расами. Многие белые южане, опасающиеся по различным причинам встречаться с негритянскими лидерами у себя на родине, не колеблясь, примут участие в межрасовой конференции, созванной самим президентом.

Необходимо при этом помнить, что даже на самом заскорузлом Юге существует небольшое, но растущее число белых американцев, порывающих со старыми порядками. Эти люди верят в моральность и конституционность интеграции. Громкие вызывающие вопли противников интеграции совершенно заглушают их тихие немногочисленные голоса, но эти люди все же действуют. Часто им приходится сталкиваться с остракизмом и изоляцией. Но изоляция и трудности, стоящие на их пути, уменьшатся, если они также будут приглашены в Белый дом на конференцию по десегрегации.

Нет смысла перечислять все возможности, которыми располагает президент в деле расширения гражданских прав — перечень их будет бесконечным. Все, что требуется для начала,— его твердая решимость использовать свой пост в борьбе за эту демократическую цель, а возможности тогда возникнут сами собой.

Но, помимо законодательной области и президентского авторитета, инструмент огромной силы представляет сама исполнительная власть. Не будет преувеличением сказать, что президент одним росчерком пера может нанести сегрегации смертельный удар. Сила, заложенная в его указах, никогда не была использована надлежащим образом; к ней в наши время прибегают робко и в микроскопических масштабах.

В истории известны распоряжения исполнительной власти, имевшие широчайший радиус действия и огромное значение. Таким распоряжением была Прокламация об освобождении рабов3. Интеграция в вооруженных силах выросла из подписанного президентом Трумэном указа № 8891.

По президентскому указу немедленно может быть положен конец всем видам дискриминации во всем жилищном строительстве, финансируемом из федеральных источников. Указ может запретить подрядчикам, имеющим дело с каким бы то ни было федеральным ведомством, дискриминацию при найме на работу, предусмотрев:
а) аннулирование существующих контрактов;
б) запрещение участвовать в торгах;
в) лишение займов из федеральных фондов;
г) пересмотр вопроса о платежах для воздействия по финансовой линии при нарушениях после выполнения контракта.
Такие эффективные меры автоматически соединяют вопрос о справедливом найме на работу с миллиардными заказами, полученными от федеральных властей.

Указ может также немедленно положить конец дискриминации при приеме па работу в федеральные министерства и ведомства. Не секрет, что вопреки закону негров почти никогда не допускают к квалифицированной канцелярской и ответственной работе в государственном аппарате. Недавний доклад президентской комиссии по найму на работу в этом аппарате констатирует: «Является несомненным фактом, что при комплектовании федеральных органов существует дискриминация». А главная причина заключается в том, что не предусмотрено никаких санкций за нарушение закона. Но ведь президент может уничтожить дискриминацию в государственном аппарате... если создаст надлежащим образом подобранные комитеты и наделят их властью наказывать тех, кто нарушает официальную политику правительства, находясь у него же на службе.

Легко можно видеть, что ликвидация дискриминации в федеральных ведомствах будет иметь колоссальное значение для изменения поведения и принципов подхода к людям. Если, например, приводящий в исполнение законы персонал ФБР будет интегрирован, многие из бросивших вызов федеральному закону будут призваны к порядку, чего пока с ними не происходит. И если другие подобные же ведомства в составе министерства финансов — департамент внутренних сборов, бюро по наркотикам, акцизный департамент, секретная служба и таможни — будут иметь в своем составе необходимое число агентов, следователей и администраторов негритянского происхождения, то уважение к неграм возрастет, так же как и уверенность в том, что основанное на расовых предрассудках отношение этих ведомств к гражданам прекратится.

Следующая область, где президентский указ мог бы прекратить дискриминацию значительного масштаба, это здравоохранение. По закону Хилла — Бартона правительство должно обеспечивать штаты средствами на строительство больниц. Со времени его принятия в 1948 г. по этому закону непосредственно штатам ежегодно передавалось более чем 100 млн. долл. Правительство, кроме того, ассигнует штатам деньги на организацию психиатрической помощи и на охрану материнства и младенчества, а также на программы по туберкулезу, раку и сердечным заболеваниям. Известно, однако, что, невзирая на эту ощутимую федеральную поддержку, большинство финансируемых таким образом программ на Юге практикует сегрегацию. Во многих случаях действие этих программ вообще не распространяется на южных негров, и в больницы их не допускают.

Президент может моментально уничтожить эту постыдную систему, просто приказав министру здравоохранения, просвещения и социального обеспечения не утверждать ассигнований для штатов, практикующих сегрегацию или отказ в обслуживании по расовым мотивам. Такие санкции образумят даже самых ярых и непокорных южан.

Но, пожалуй, больше всего нуждается в президентском вмешательстве область жилищного строительства. Именно здесь негр сталкивается с самым трагическим аспектом дискриминации —с обреченностью жить в невыносимых условиях гетто. И тут на Севере лежит такая же вина, как и на Юге.

К несчастью, федеральное правительство прямо и косвенно участвует в увековечении жилищной дискриминации. Через Федеральную жилищную администрацию (ФЖА), Администрацию жилищного строительства (АЖС), Администрацию перестройки городов (АПГ) и Программу помощи ветеранам (ППВ) оно кредитует жилищное строительство в США. Со времени своего создания в 1934 г. одна только ФЖА выдала под закладные более 33 млрд. долл., гарантировав и финансировав, таким образом, постройку миллионов домов. В результате осуществления программы АЖС более 2 млн. человек живет теперь более чем в 2 тыс. жилых городках с низкой квартирной платой на территории 44 штатов и федерального округа Колумбия. АПГ, созданная в 1954 г. для помощи городам в ликвидации трущоб, утвердила более 877 проектов. Закон о правах участников войны дает право Администрации по делам ветеранов (АДВ) предоставлять им займы для строительства домов. Эта программа приобрела столь широкие масштабы, что были годы, когда при помощи гарантированных АДВ займов сооружалось 30% всех новых домов в городах.

Хотя большинство этих жилищных программ и содержало антидискриминационные оговорки, последние очень мало способствовали уничтожению сегрегации в жилищном строительстве. Общеизвестно, что ФЖА продолжает финансировать подрядчиков, открыто заявивших, что ни один из их домов не будет продан неграм. Программы АПГ во многих случаях не только приводили к еще большему обособлению сегрегированных районов, но даже и создавали новые (так как большой процент подлежащих переселению составляли негры, их, конечно же, перемещали в сегрегированные районы).

Президент, по-настоящему озабоченный этой проблемой, может приказать руководителю Администрации жилищного строительства потребовать согласия всех участников федеральных жилищных программ на политику «открытого доступа». Такую политику можно провести в жизнь: а) отстраняя нарушителей ее от дальнейшего участия в финансируемых правительством программах и б) включая в каждый контракт условие, дающее правительству право при разрыве его требовать немедленного и полного возвращения займа.

Это просто примеры, и число их можно увеличить, обратившись ко многим другим областям.

Политика исполнительной власти может изменить деятельность и программы других министерств и ведомств, сфера действий которых непосредственно касается благополучия миллионов граждан. Министерству здравоохранения, просвещения и социального обеспечения можно поручить координацию ресурсов для оказания специальной помощи тем районам, где она может изменить местные условия. Министерство даже без всякого дополнительного законодательства в состоянии оказать важную поддержку местным органам просвещения.

Министерство земледелия, которое, конечно, считает проблему гражданских прав весьма далекой от сферы своей деятельности, может плодотворно пересмотреть свою политику, чтобы предпринять некоторые шаги, не требующие никаких новых законодательных мер. Оно может в огромной степени помочь негритянским фермерам, которым сейчас отказывают в кредите только за то, что они стремятся осуществить свои гражданские права. Уничтожение этого вида дискриминации изменит жизнь сотен тысяч негров в сельских районах. Министерство, которое бы стремилось к насаждению демократических идеалов, могло бы из символа враждебности и дискриминации на федеральном уровне превратиться в источник помощи и обеспечения для борющихся, фермеров.

Министерство юстиции, которое бы стремилось к осуществлению справедливости, обладает огромными в этом отношении возможностями. Проведение в жизнь энергичных решений суда при помощи достаточного числа федеральных судебных исполнителей привело бы к порядку необузданные элементы, действующие ныне с недопустимой распущенностью. Следовало бы вспомнить, что раньше в пограничных районах Америки, когда местным властям не удавалось восстановить порядок, это делал именно судебный исполнитель.

По мнению многих специалистов, исполнительная власть, действуя через посредство министра юстиции, могла бы найти много еще не испробованных путей для десегрегации школ. Ведь существуют же законы, на основании которых министр юстиции может явиться в суд и принять участие в нынешней борьбе за школы. Атрофия—явление не только медицинское, оно встречается и в социальной, и в политической жизни. Верно, что многие годы игнорирования этой области законов и сферы действия исполнительной власти привели к атрофии; ничего не делается и не изучается, хотя постоянно возникают новые ситуации, в которых могут найти надлежащее применение уже существующие законы.

Недостаток места не дает нам возможности перечислить все меры, с помощью которых каждое федеральное ведомство могло бы принять участие в восстановлении гражданских прав. Это — дело тех, кто стоит у руководства. Нет также необходимости вдаваться в детали законодательных программ или перечислять не использованные еще возможности судебного ведомства...

Цель данной статьи — подчеркнуть, что если борьба за полные гражданские права должна быть выиграна, то первая для этого необходимость — признание возможностей, которыми располагают федеральные власти. Но с этим связан и другой необходимый момент — признание правительством своего морального долга разрешить проблему.

Недавняя поездка в Индию открыла для меня огромные возможности, какими располагает правительство, решившее положить конец дискриминации. Столкнувшись с проблемой многовековой дискриминации «неприкасаемых», Индия начала с точки, которой мы еще не достигли. Осознав свою моральную ответственность, страна пришла к выводу, что она должна искупить бесчисленные несправедливости по отношению к «неприкасаемым». Поэтому было предусмотрено не просто равенство, но и специальные меры, чтобы жертвы дискриминации смогли преодолеть свою отсталость. Ежегодно ассигнуются миллионы рупий на стипендии в учебных заведениях, на пособия и на то, чтобы обеспечить «неприкасаемых» работой на льготных условиях. На обвинение, что при этом дискриминируется большинство населения, индийский народ отвечает, что он искупает таким образом несправедливости и унижения, которые терпели в прошлом 70 млн. его «неприкасаемых» братьев.

Хотя в Индии дискриминация еще не уничтожена, атмосфера там резко отличается от нашей. В Индии дискриминация «неприкасаемых» — это преступление, наказуемое тюрьмой. Но, если бы этой принудительной меры и не было, индийскому правительству удалось придать проблеме такой моральный и этический характер, что ни один государственный чиновник или политический деятель любого масштаба не осмелился бы защищать дискриминацию. Хотелось бы, чтобы мы здесь, в Соединенных Штатах, достигли подобного же морального уровня.

Для координации широких действий на фронте гражданских прав президент должен назначить министра интеграции. Он должен быть избран из числа наиболее квалифицированных деятелей, свободных от узкопартийных обязательств, и проникнут убеждением, что у самой мощной державы мира хватит возможностей быстро и полностью решить проблему расового неравенства.

Эти предложения правительству не избавляют, конечно, народ от обязанности действовать самому.

Правительство доброй воли станет неизмеримо сильнее в результате решительных народных действий. В этом — огромная ценность прямых ненасильственных действий на Юге. С одной стороны, они дают возможность большому числу людей моральными средствами осуществлять моральные цели. С другой стороны — поддерживают и стимулируют все те ведомства, которые располагают властью для осуществления полных значимости перемен.

Тысячи отважных студентов, мирно сидящих у буфетных стоек, могут больше сделать для побуждения правительства к позитивным действиям, чем все письменные и устные комментарии о его вялости, вместе взятые.

Когда наше правительство решит объединиться с теми гражданами, которые борются за свободу внутри наших границ, и творчески и без колебаний отдаст этой борьбе все свои силы, душная атмосфера дискриминации быстро начнет исчезать.

История возложила на нынешнее правительство необычайно важную миссию— завершить процесс демократизации, который развивается у нас слишком медленно, а мог бы скорее, чем что-либо иное, завоевать нам уважение в мире.,. И мне трудно придумать в напутствие новому правительству лучшие слова, чем те, которые заключают отчет президентской Комиссии по гражданским правам (1946): «Соединенные Штаты не настолько сильны, а конечная победа демократических идеалов не столь неизбежна, чтоб можно было игнорировать то, что мир думает о нас или о нашей репутации». Сегодня эти слова звучат еще актуальнее, чем в тот день, когда они были написаны.

 

М. L. King.
Equality Now: The President has the power,
«Nation» 4.II 1961